28 мая 2021

Платформенная занятость — как развивающийся тренд отражается на работниках и работодателях?

929
0

Авторы исследования: НИУ ВШЭ

Год исследования: 2021

Краткая аннотация: Исследование на тему «Платформенная занятость». Исследование проводилось с участием представителей Ozon, «Ситимобила», «Яндекс.Такси», нескольких министерств и ведомств.

Ссылка на исследование:

«Платформенная занятость: определение и регулирование»

Платформенная занятость уже представлена практически во всех отраслях экономики. Исследователи из ВШЭ считают, что отсутствие законодательных изменений, связанных с её появлением и развитием, приведёт к уходу миллионов работников в тень. Проблему пытаются решить в разных странах мира. Как уже сегодня этот тренд отражается на рынке труда и чего ждать в будущем, каковы преимущества и риски платформенной занятости — читайте в нашем материале.

Платформенная занятость — это гибкий формат включения в рынок труда, предполагающий использование онлайн-платформы (цифровой платформы) в качестве посредника между поставщиками услуг (исполнителями работ) и потребителями (клиентами).

Платформенная занятость — относительно новый формат работы, который стал особенно активно развиваться во время пандемии, утверждают аналитики ВШЭ. Исследование проводилось с участием представителей Ozon, «Ситимобила», «Яндекс.Такси», нескольких министерств и ведомств.

«Платформы — медиаторы и фасилитаторы процесса оказания услуг. Не будучи работодателями, сегодня они уже стали неотъемлемым элементом инфраструктуры рынка труда. По сути, платформы выполняют функцию по мэтчингу спроса и предложения, и в этом смысле не нанимают работников, но сами оказывают им услугу, предоставляя удобную площадку для поиска занятости, клиентов, заказчиков. В этом контексте занятые с использованием платформ должны рассматриваться как их партнёры, обеспечивающие предложение услуг в рамках созданной платформами экосистемы», — говорится в отчёте исследователей.

Тренд налицо. Всё больше специалистов не оформляется наёмными работниками в штат компании — они оказывают услуги, становясь самозанятыми или индивидуальными предпринимателями. Искать заказчиков помогают digital-посредники — онлайн-платформы, которые развивают свой функционал и становятся удобными для обеих сторон, как заказчика, так и подрядчика.

В таком формате чаще всего работают водители и курьеры. Но различные платформы, в том числе маркетплейсы, соединяющие исполнителей в разных сферах деятельности с получателями услуг и товаров, продолжают появляться. А соответственно, и сфера платформенной занятости расширяется. Так называемая уберизация — уже часть нашей реальности и никуда от неё не деться. Эксперты прогнозируют, что к 2030 году количество сотрудников в платформенной занятости будет от 6 до 15 млн человек, сообщает РБК. Онлайн-торговля, курьерские услуги, IT, индустрия красоты — во всех этих сферах количество фиктивно занятых и фиктивно безработных неуклонно растёт.

Когда началась пандемия, тренд усилился: многие ушли на самоизоляцию и, в сферах, где это было возможно и желательно, были вынуждены переориентироваться на удалённую работу. Часть сотрудников так и не вышла в офисы, более того целенаправленно ушла на фриланс из компаний, которые пытаются вернуть всех обратно в оффлайн. Многие соискатели предпочитают работать удалённо и не рассматривают вакансии с необходимостью посещать офис. Многие не хотят оформляться в штат, чтобы у работодателя даже мысли не возникло «посадить в офис». Другие, напротив, соскучились по офисной жизни и рады возвращению.

Отдельная проблема связана с юридическими и социальными аспектами, касающимися тех, кто выбрал путь платформенной занятости. «До настоящего времени платформенная занятость не формализована, не встроена в сложившуюся в странах мира систему трудовых и экономических отношений. Регулирование этого сегмента экономики — растущего, развивающегося — не устоялось; в частности, остро стоит вопрос страхования предпринимательских рисков и обеспечения социальных гарантий, необходимых как для занятых посредством платформ, так и для самих платформ», — отмечается в аналитическом отчёте.

Платформенная занятость не вписывается в формат традиционных отношений по найму. При действующем законодательстве такого рода работники становятся «фиктивно самозанятыми» и платят профессиональный налог. А альтернативным вариантом становится работа без оформления — без налогов, но и без социальных гарантий. Оба решения оставляют работника незащищённым и по сути вынуждают самого искать варианты легального входа на рынок труда.

Автор исследования, заведующая Центра комплексных исследований социальной политики НИУ ВШЭ Оксана Синявская, уверена — если вовремя не определить отдельные нормы и правила для работников с платформенной занятостью, то их труд уйдёт в теневую экономику, а значит, будет потерян для трудового законодательства и государственного бюджета.

В большинстве развитых и развивающихся стран активно обсуждается возможность регулирования платформенной занятости. ищутся оптимальные подходы. При этом чаще всего дискуссия разворачивается вокруг отдельных платформ или видов услуг (например, такси, доставка еды), а не вокруг платформенной занятости в целом.

Среди вероятных вариантов развития событий — появление особой категории — «независимых работников». Они получат право на коллективное представительство интересов, но будут выведены из-под регулирования продолжительности рабочего времени и минимальной оплаты труда. Отсюда — спорное социальное обеспечение «платформенно занятых». Возможным решением этой проблемы эксперты называют страхование социальных рисков, государственную и платформенную поддержку.

«Исследование платформенной занятости, определение её масштабов, особенностей сейчас особенно актуально.

Несмотря на распространённое мнение о том, что платформенный работник — это либо программист, либо водитель Uber, платформенная занятость представлена практически во всех отраслях экономики.

Пандемия стала катализатором для развития платформенной занятости, способствуя следующим процессам:

  • перетоку занятых на цифровые платформы труда из тех сфер, где занятость сократилась;
  • частичному или полному переходу на платформенную занятость сферы торговли и рыночных услуг, которые прежде существовали в оффлайн-формате;
  • развитию и изменению самой платформенной занятости, расширению её сервисов, поскольку это снижает прямые контакты клиента и платформенного работника, что сделало данный формат особенно привлекательным в условиях распространения коронавируса.

В целом платформенная занятость продемонстрировала приспосабливаемость к внезапному кризису, внедрение новых успешных решений. Эпоха коронавируса подтверждает большое будущее платформенной занятости.

Сколько в России на сегодня платформенных работников — не известно, данные носят фрагментарный характер, а платформы их не разглашают.

Наряду с очевидными плюсами платформенной занятости, в ней есть и риски, например: нечёткий статус занятости; частые случаи невыплаты заработной платы за выполненные задания; интенсификация работы, размывание границы между личной и трудовой жизнью, ведущее к стрессу и выгоранию; мало перспектив для профессионального развития; отсутствие социальной защиты, предусмотренное законодательством о стандартной занятости.

Именно поэтому и встаёт вопрос регулирования платформенной занятости, определения её места в системе трудового и гражданско-правового законодательства, а также развитие законодательства о самозанятости».

Наталья Локтюхина
доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений
Добавить избранное:

Комментарии

Написать
Подпишитесь на наш ежемесячный дайджест самых интересных новостей
персональных данных
Поздравляем!
Вы подписались
на ежемесячный дайджест
Закрыть