26 августа 2021

Елена Вишнякова: «Никогда не буду работать с людьми, которым нужна лояльность, а не ум»

968
0

С Еленой Вишняковой, директором по связям с общественностью группы компаний «ЭкоЛайн», мы поговорили о том, как коммуницировать непростую тему сбора и утилизации мусора, как начинать формировать в себе эко-привычки и о том, чему учат победы и ошибки в жизни пиарщика.

5 фактов об Елене Вишняковой

  • 10 лет работала в энергетике и перешла в мусорную отрасль
  • Воспитывает дочь Нину и всех, кто под руку попадётся
  • Выпускница психологического факультета, не имеет профильного образования в области PR
  • Не любит голосовые сообщения, притворство и вообще скучный человек
  • Участвовала в восстановлении Саяно-Шушенской ГЭС и в открытии доступа на мусоросортировки для общественности

«Нас много, и мы много мусорим»

— Всем сейчас интересна тема утилизации отходов. Каждый из нас производит мусор, и душа болит об его дальнейшей судьбе. На твоё решение прийти в компанию «ЭкоЛайн» в 2018 году как-то повлияла «модность» мусорной темы?

— В первую очередь повлияла команда людей, которая меня сюда пригласила. Точнее, несколько человек, собственники этой компании. Они понимают, что такое коммуникации, зачем они нужны и насколько важны. Они готовы отдавать ответственность и делегировать возможности. Люди, за которыми хочется тянуться, — большая редкость. Конечно же, я ухватилась за эту возможность.

Я не выбирала экологическую повестку. Скорее, она нас всех сама выбрала. Меня всегда привлекали большие промышленные темы, от которых зависит жизнь каждого человека. Я 10 лет отдала энергетике: ведь любой человек нажимает на выключатель минимум несколько раз в день. Здесь такая же история — мусор производит любой человек.

— Чем компания «ЭкоЛайн» отличается от других компаний на рынке переработки и утилизации мусора?

— Возьмём Центральный и Северный округа Москвы. До 2015 года их обслуживала тысяча операторов по мусору, тысяча! Сейчас их в десятки раз меньше. «ЭкоЛайн» отличается тем, что мы на максималках. Изначально оператор — это тот, кто взял отходы, отвёз их и куда-то сдал. По сути, транспортные услуги. «ЭкоЛайн», во-первых, — это группа компаний. В ней четыре оператора, два региональных и два московских, а также два комплекса по переработке отходов. Во-вторых, мы решаем проблему отходов. Все знают, что страна, да и весь мир находятся в глубоком мусорном кризисе. Каждый приличный человек в год образует около 450 кг мусора. Нас много, и мы много мусорим. Недостаточно просто взять мусор и вывезти. Нужно инфраструктуру строить, мусороперерабатывающие предприятия. Уводить эту тему от просто помоечной в высокотехнологичный сектор. Это как раз «ЭкоЛайн» делает лучше всех.

Комплекс по переработке отходов «Восток», который мы построили в Московской области, — самый крупный в Европе, и там действительно космические технологии. Мы туда привозим блогеров и других гостей, они чуть ли не с противогазами приходят и видят, что там сотрудники… в тапочках ходят. Мы также с 2019 года «открыли двери» на сортировке. Эта открытость многое даёт. Я помню людей, которые первый раз заходили, были почти на истерике, а потом с благодарностью писали в соцсетях, что мы реально сортируем мусор, и он, правда, идёт на переработку.

— Кстати, о сортировке. Есть дома в Москве, причём, там ТСЖ, где никакой раздельной сортировки мусора по-прежнему нет.

— ТСЖ стараются экономить. Они, как правило, находят самого дешёвого подрядчика по мусору. Но только есть определённый порог себестоимости: чем дешевле вывоз, тем ближе «та берёзка, под которую они свалят этот мусор». Сейчас в Москве и в Московской области тонна ввоза на нормальный КПО (комплекс по переработке отходов), где мусор сортируют, стоит 2500 рублей. Если дешевле, значит, мусор не вывозится на легальную сортировку.

Как это работает: отходы попадают на КПО Восток, 20% из потока — это вторсырье, которое идёт на переработку, порядка 30% — пищевые органические отходы — компостируется и перерабатывается в грунт в огромных промышленных фермах со специальными технологиями, бактериями под высокой температурой. Ещё 25% мусора направляется на производство РДФ-топлива. Это неперерабатываемый, не токсичный пластик, который мелко нарезается, и из него делается специальное топливо для цементных заводов. Оставшиеся 25% мусора уходят на захоронение, на полигоны. Это — целевая модель того, что в России может происходить с отходами. Далее — государственная стратегия.

Самый приоритетный способ обращения с отходами — не допускать их образования.

Не брать лишний пакет, бизнесу не делать лишнюю упаковку. Недавно позвали меня экспертом в одну премию по упаковке, там очень красивая подарочная упаковка была, а я смотрю, и думаю: сколько мусора.

На втором месте — шеринг. Например, моя дочка Нина выросла из комбинезона, я его не выбросила, а отдала кому-то. Передала во «Второе дыхание», в «Лавку радости», «Доброворот» — масса этих сервисов, которые передадут эти вещи дальше. А из мусоровоза уже никто вещь не сможет носить и даже переработать на ветошь. Мы это знаем точно — отбирали опытную партию и видели, с каким сожалением смотрели переработчики на эти тонны совсем неплохой одежды и текстиля, которые легко можно было бы пустить в дело.

У нас есть три проблемы с мусором. Первая — мы все яростно мусорим. Вторая — неконтролируемый вывоз этих отходов, которые сваливаются в лес. Никто не понимал до недавнего времени, сколько отходов в стране, считать стало возможным только после запуска реформы, когда их взяли под контроль. Третья проблема — что с мусором происходит после вывоза: технологическая транспортировка, КПО, переработка и т. д.

Я сразу предвижу ваш вопрос, мне его на каждой встрече задают: «Почему в Европе нормально, а у нас нет?». Потому, что в Европе этим 40 лет занимаются, а у нас три года. У нас ещё многое впереди.

— Кроме главного посыла «меньше мусорить», какие ещё основные месседжи присутствуют в ваших коммуникациях?

— Мы сделали фильм, онлайн-экскурсию на наш КПО, где можно посмотреть от начала до конца, как это работает. При этом узнать, что человек может сделать для решения мусорной проблемы, в рамках теории малых шагов — какие пакеты можно брать, какие нельзя и т. д. Мы придумываем и запускаем такие эко-просветительские истории. У людей абсолютно разный уровень знаний. Мы иногда сталкиваемся на встречах с человеком, который спрашивает про «фольгированный пластик с бумажным напылением», а второй удивляется, что салфетки не перерабатываются.

— Салфетки не перерабатываются?

— Нет. Максимум — в пульперкартон засунуть. Это такие формы из картона, в которых мы, например, яйца покупаем.

Люди готовы к прогрессу — чтобы строились КПО, заводы по переработке, но только «не на моём заднем дворе». Причём такие объекты нельзя построить где угодно, нужно выбрать место, где определенные грунты, где есть естественный защитный слой. Как и в других отраслях, проблемы и возмущения — от незнания. Просто надо нормально коммуницировать.

— Вы уже три года занимаетесь коммуникациями в «ЭкоЛайне». Чем по-настоящему можете гордиться?

— Сегодня «ЭкоЛайн» — наверное, самый узнаваемый и в какой-то степени одобряемый оператор. Это очень непростая история. Это комфорт людей, к которым мусоровоз приехал в 07.00 утра. Нам сначала человек звонил и орал, а теперь говорит: «Я понимаю, пробки, понимаю, вам нужно много успеть. Если получится, не могли бы вы сдвинуть график?». Я считаю, это достижение. Потому, что человек просто понял, как это всё работает. Что это не какой-то враг приехал, а тот, кто сильно загружен работой на его же благо.

Есть такой блогер Борис Лорер, канал «Сортировочная» на YouTube. Однажды он прокатился на мусоровозе, показал рабочий день простого человека за рулём мусоровоза. Это очень важно — показывать человека. К сожалению, сейчас в обществе высок уровень агрессии и негатива. Нам всем очень сложно: у нас непростая политическая ситуация, сложная экономическая ситуация, пандемия, неуверенность в будущем. Конечно, это всё отражается в коммуникациях. Довольно часто в Москве люди отрываются, назовём это так, на обслуживающем персонале. На курьерах, на таксистах, на дворниках.

Так вот, мусоровоз заходит во двор и загружает мусор. Мы засекали — 2,5 минуты грузится одна стандартная контейнерная площадка с тремя контейнерами. Но пусть плюс ещё 2-3 минуты. И к нам приходит заявка на «горячую линию», что мусоровоз дорогу не уступил. Человек жалуется, ждёт, чтобы мы позвонили ему и извинились. Мы в этом смысле нетипичная служба поддержки.

— С чего начинать ликбез для людей, которые хотят стать современными, экопросвещёнными и эко- правильно живущими?

— Я бы начала с потребности. Просвещать не желающих этого — неблагодарное и бессмысленное занятие. Ещё важно всё делать постепенно, маленькими шажками, начинать с мелочей. Человек не может завтра прекратить генерировать мусор совсем. Это можно сравнить с диетой. Вот, я решила похудеть и завтра есть только огурцы и куриную грудку. Что со мной произойдёт через неделю?

— Сорвётесь.

— Абсолютно. Съем шашлык с майонезом и тортом. С экологичным поведением, с сортировкой мусора примерно то же самое. Нельзя сегодня быть не знающим ничего, а завтра всё по полочкам раскладывать. Поэтому надо начинать с мелочей. Найти маленькую эко-сумку, бросить её в свою сумку и не брать пакет в магазине. Налить в бутылку второй раз воды. В следующий раз взять многоразовую бутылку. Делается всё очень медленными, спокойными шагами. Не надо формировать привычки за один день.

Сортировка мусора устроена следующим образом. Берутся две ёмкости: мусорное ведро и пакет. Берёте предмет и оцениваете его: это воняет, пачкает и похоже на мусор? Кладём в смешанные отходы. Это похоже на предмет, который можно использовать, не похоже на мусор? Кладём во вторсырьё — в идеале ополосните и дайте высохнуть. Для первых шагов в сортировке этого достаточно. Затем вы выходите, выбрасываете это в два бака на площадке. Приходят две машины, отдельно забирают мусор из синего бака и из серого. Привозят на сортировку и там это уже рассортировывают на 30 компонентов и передают на переработку. Вот и всё.

— Чтобы у нашего российского человека возникла мысль сортировать отходы, нужно на него психологически воздействовать или экономически?

— Европейская модель заточена на штрафах. Ты меньше платишь за сухие отходы, но если ты туда выбросил смешанные, ты заплатишь за это ощутимую сумму. У меня брат живёт в Канаде, у них пакетный сбор — ты в определённый день выставляешь пакеты с тем видом отходов, который сегодня забирают. Почувствуйте разницу. Например, пищевые отходы ты выставляешь в четверг, причём, если они текут и пахнут, ты обязан их заморозить, чтобы не доставлять дискомфорта мусорщикам. При этом есть бригада контролёров, которая открывает пакет, который ты выставил, если там не тот вид отходов, они клеят наклейку, тебе приходит штраф, а отходы не забирают. Поэтому мой брат ест селёдку только в России, когда сюда приезжает, здесь её очистки замораживать не надо.

Нам в России только штрафов за неправильную сортировку мусора не хватает… Люди просто озлобятся и всё. Мы сейчас тестируем модель, при которой, допустим, какой-то дом договаривается, что мы будем вывозить смешанные отходы за деньги, а сухие — бесплатно. Только там должны быть действительно сухие отходы, действительно перерабатываемые. Если это не так, тогда оплачиваешь их. Это не штраф, а, скорее, плата за ошибку.

— Есть какие-то интересные зарубежные кейсы, к которым нужно и нам присмотреться?

— Мне кажется, что Россия — это страна, которая не сравнима ни с одной другой по размеру, плотности населения, менталитету. Опыт других стран мы, скорее, рассматриваем из серии «wow». В Японии ты должен в многоквартирном доме спуститься в подвал, и рассортировать мусор минимум на 17 видов вторичного сырья. Только после этого его вывезут — за большие деньги. Япония находится на островах, у них дефицит территорий, поэтому максимум перерабатывается, остальное сжигается. В России большие просторы и меньше плотность населения, поэтому напряжённость мусорной проблемы возникла гораздо позже.

— Среди нас уже очень много людей, которые против использования одноразовой посуды — даже за городом, на дачах, на пикниках. Откуда идёт эта мода на экологичный образ жизни? Кто занимается внедрением в нас всех этих ценностей? Западные компании?

— Большая часть дачников, владельцев загородной недвижимости, с которыми я разговариваю, серьёзно обеспокоены экологическим состоянием Московской области. Недавно мне бывший коллега звонил: «У нас в речку сливают ассенизаторы свои машины, что мне делать?». Это реальная проблема. Если ты живёшь в Московской области, ты сталкиваешься с этим. В начале 2000-х мы переходили от сдержанной модели потребления к этому сытому времени гламура. Было в кайф много чего-то купить. Потом выбрасывать. Затем вдруг начинаешь понимать, что ты просто тащишь пакеты с мусором. Что ты ещё полезного в жизни производишь? Мне кажется, это просто изменение восприятия действительности.

Вот все смеются над Гретой Тунберг, но на самом деле, она говорит правильные вещи — что её дети будут жить хуже, потому что на них влияет то, что мы сегодня делаем. Меня тоже крайне беспокоит, где моя дочь и её дети будут купаться в Подмосковье. Я не могу остановить заводы, но я могу меньше мусора производить. Это новое поколение как раз понимает, им в этом жить.

В начале 2000-х было важно правильно одеться. На собеседование идёшь — ты должна сумку у подруги одолжить, чтобы выглядеть лучше. Тогда говорили адские какие то вещи типа: «Вы должны инвестировать в дорогую сумку». Что сейчас происходит? Подростки говорят: «В смысле одеваться в магазине? Я одеваюсь в секонд-хенде. Там классные вещи. Это повторное потребление. Я не хочу производить новые вещи». Они выглядят стильно, носят эти тряпичные сумки. Это просто изменение модели потребления. То, как она сейчас меняется у молодёжи, это классно.

— А как вы относитесь к мусоросжиганию?

— Мусоросжигание — это ещё один способ обращения с отходами. Мы знаем переработку, компостирование. Мы знаем производство новых товаров из отходов, типа топлива. Европа сидит на мусоросжигании давно и плотно. В энергосистеме Швеции, которая вынуждена получать мусор из других стран, заведены мусоросжигающие заводы.

Государственная иерархия обращения с отходами довольно четко диктует нам: наиболее приоритетный способ обращения с отходами — это не производить новые отходы, затем повторное использование, затем раздельный сбор и переработка, и только потом захоронение и сжигание.

«Про личный бренд: интересен тот, кто не по шаблону сделан»

— Вы 10 лет проработали в энергетике. Наверное, самым интересным был опыт в компании «РусГидро». Что больше всего вспоминается из того периода?

— «РусГидро» — это, конечно, гигантская школа жизни. Практически всему, что я умею, научилась там. Там была такая «песочница», был создан искусственный климат, в котором себя прекрасно ощущали те, кто работал в компании. Это касалось и системы мотивации, и системы возможностей, делегирования. Я в «РусГидро» работала при трёх руководителях, каждый из них был очень большим и важным человеком. Возможность пройти от идеи до реализации за очень короткий период, без бесконечного согласования — это редкость для госкомпании, а здесь это было. Работать на результат, а не на процесс. Захотел — пошёл и сделал. Это и ресурсы, и поддержка.

Я до сих пор вспоминаю месяц, который я прожила в Хакасии после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Было очень тяжело и даже страшно. Но я совершенно по-другому увидела людей, с которыми до этого вместе работала. Именно поддержка команды помогла отработать тот кризис.

— Вы недавно у себя в соцсетях написали, что ваши главные «учителя» — ваши ошибки. Можете рассказать про какую-нибудь такую ситуацию, которая профессионально многому вас научила?

— Чем более ценная ошибка, тем меньше возможности рассказать о ней. Поэтому давайте не про ошибку, а про урок, который мне дали. Я тогда была молодым специалистом, и всё время, как и сейчас, впрочем, бегала с какими-то идеями. Забежала к заместителю генерального директора. Я рассказываю, а он говорит: «Лена, ты такая умная. У тебя могло быть такое будущее!». — «Почему могло бы быть?» — «Потому что, например, когда я буду переходить на повышение, тебя с собой не возьму». — «Почему?» — «Потому что, Лена, умных много, а лояльных мало. Ты всё время мне рассказываешь, что я не прав. Зачем мне это надо?». Меня это тогда просто потрясло. Долго обдумывала эти его слова. Решила, что никогда не буду работать с людьми, которым важнее лояльность.

— Ещё раз к теме социальных сетей. Каждый ваш пост в Facebook — собирает множество лайков и комментариев. Будь это ваши фото с дочкой Ниной, оценка непростой ситуации вокруг известного ритейл-бренда или дискуссия про личный бренд — строить / не строить. Как вы собираете свою аудиторию — поделитесь секретом?

— Тут важно отметить, что множество реакций — понятие субъективное. Даже для наших корпоративных сетей у меня не так много реакций.

Искренне считаю, что не бывает неинтересных людей. Гораздо притягательнее построенного по заданному контент-плану человека-бренда тот, кто имеет какие-то слабости, кто отличается от других, не по шаблону сделан. Он не идеален, и он похож на тебя. Он тоже ест на ночь! Кто не ел на ночь? На ночь едят все. Я помню, очень популярный пост в моём Facebook был о том, что я села на диету из красного вина и сыра и в полночь была абсолютно пьяна. Меня за него ругали — «как тебе не стыдно, ты приличный человек». Но было и много поддержки и доброго хихикания.

Мне кажется, люди — как дети, которые смотрят на взрослых и думают: чтобы быть взрослым, надо иметь вот такое лицо, важное, недовольное и со вторым подбородком. Ты «взрослый» эксперт, профессионал, значит, у тебя должно быть «такое лицо». На самом деле это совсем не так. Предпочитаю читать настоящих людей, которые «есть, а не казаться». Поэтому мне кажется, нет ничего сложного в личном бренде. Интеллект, воспитание, эмпатия, такие вот soft skills.

Топ-3 книг от Елены Вишняковой

  • Лиана Мориарти, «Что забыла Алиса» — «Героиня ударилась головой и забыла 10 лет своей жизни. Эта книга меня просто потрясла!»
  • Уилл Стор, «Селфи. Почему мы зациклены на себе и как это на нас влияет» — «Антропологическое исследование сегодняшнего человека и как мы дошли до жизни такой».
  • Роберт Гэлбрейт, «Зов Кукушки» и вся серия романов о сыщике Корморане Страйке — «Люблю детективы, Джоан Роулинг, автор книг про Гарри Поттера, оказалась не менее талантлива в этом жанре».

Добавить в избранное:

Комментарии

Написать